1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/

Год работы проекта

 

C того момента, когда в Самаре начал работать первый и, как мы очень надеемся, постоянно действующий проект, посвященный проблеме насилия «Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений», прошел год. И мы готовы рассказать о том, с какими запросами чаще всего социальные клиенты обращались за помощью в течение этого года.

С какими запросами обращаются клиенты?

1. Домашнее насилие

Это самая частотная проблема, с которой к нам обращаются за помощью. Напомним, что домашнее насилие - это ЛЮБЫЕ формы насилия (в том числе, психологическое) со стороны ЛЮБОГО члена семьи (не только супругов) или партнера (и без регистрации брака, и бывших). Однако, к сожалению, крайне редко люди, находящиеся в насильственных семейных или партнерских отношениях, обращаются за помощью на этапе психологического насилия. Так и в наш проект обращения о домашнем насилии происходят, как правило, уже на этапе, когда оно «оставляет следы» – когда речь идет о физическом или сексуальном ущербе. К сожалению, психологическое насилие до сих пор не оценивают как разновидность насилия, а, следовательно, недооцениваются его риски. Мы напоминаем, что насилие имеет тенденцию развиваться: там, где еще вчера были только оскорбления, обесценивание и угрозы, уже завтра могут появиться насилие физическое и сексуальное. Любое насилие требует своевременного вмешательства!

2. Опыт насилия в прошлом

Флешмобы и громкие разоблачения недавнего периода достоверно продемонстрировали, что очень часто жертвы оказываются способны говорить о насилии, совершенном в их адрес, лишь спустя значительное время. Об этом же сообщают специалисты, работающие с пострадавшими от насилия. Стыд, страх, непонимание, дезориентированность, давление со стороны, отсутствие обозримых альтернатив и многие другие причины заставляют пострадавших хранить молчание в течение лет, а иногда и всей жизни. Так и в проект «Знание остановит гендерное насилие» регулярно обращаются люди, до сих пор страдающие от последствий насилия в прошлом. Чаще всего это детские травмы и насилие в прошлых партнерских отношениях. Насилие разрушает жизни – аксиома, даже если это происходит медленно. Даже если ситуация насилия закончилась, ее последствия с высокой долей вероятности продолжают деструктивно влиять на жизнь человека, и спектр таких отсроченных последствий огромен: от тревоги и нарушений отдельных функций до суицидов. Никогда не стоит недооценивать опыт насилия в прошлом.

3. Преследование / сталкинг

Это и преследование «в реальном измерении», и кибер-преследование. Чаще всего преследование сопровождается целым спектром преступных действий – это оскорбления, угрозы, причинение материального и иного ущерба или попытки его причинить. Вне зависимости от того, в каком пространстве – реальном или виртуальном – разворачивается проблема, ее последствия всегда серьезны. Любое навязчивое и нежелательное внимание находится на границе насильственного поведения и не должно допускаться или игнорироваться.

4. Свидетельство насилия

К сожалению, с утверждением, что насилия вокруг нас очень много, сложно поспорить. Вот почему мы так часто сталкиваемся с ним в повседневной жизни – на улицах, в коллективе, в сети, за стеной у соседей. Свидетельствование насилия это всегда сложная ситуация. Во-первых, высоки риски закрепление терпимого отношения. «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу» – именно в эту почву насилие пускает корни максимально глубоко. А если не отказываюсь видеть и слышать, то следующий риск – вторичное травмирование, когда свидетельствование насилия причиняет боль и ущерб лично нам. Опыт свидетельствования насилия – достаточный повод, чтобы обратиться за помощью.

5. Насилие в адрес детей

Наверное, самое сложное и самое важное. В рамках проекта это проблемы буллинга и сексуального насилия в адрес детей. Как ребенок проживет свою жизнь – будет ли иметь шанс на счастье? Как будет выстраивать свои отношения – сможет ли делать других людей счастливыми или будет причинять им боль? Какой опыт будет накапливать – будет ли это созидание или разрушение? Всё это уже сегодня зависит от нас. Насилие в отношение детей, в том числе, допущение и игнорирование насилия, недопустимо.

6. Психологическое насилие в родительско-детских отношениях

Пожалуй, единственной формой психологического насилия, которую с относительной регулярностью выделяют как проблему, является психологическое насилие в родительско-детских отношениях. Важно: это обращения от взрослых людей – именно взрослых, даже не молодых. Это обращения как от тех, кто страдает от психологического насилия со стороны своих родителей (страх своих родителей, отсутствие поддержки, давление, осуждение родителями), так и от тех, кто предполагает или признает собственное насильственное или агрессивное поведение в отношении своих детей. Возможно, признать психологическое насилие как серьезную проблему получается только с возрастом, потому что только с возрастом мы начинаем ощущать собственные границы? Которые, как правило, уже многократно и систематически нарушались к моменту формулировки вопроса. И где как не в родительско-детских, то есть по определению самых значимых отношениях, наконец, нащупать, что это проблема – уже невыносима. Не нужно ждать «зрелости», чтобы осознать свои личные границы. Не нужно переживать череду утрат и травм, чтобы признать опасность психологического насилия.

 

Какой способ обращения за помощью выбирают клиенты?

Как проще сообщить о том, что совершается насилие, и попросить о помощи? Обратиться лично к конкретному человеку, или, напротив, выбрать более обезличенный способ?

За год работы мы видим, что наши клиенты чаще всего выбирают обращение напрямую к кому-то из консультантов. С чем это связано? Возможно, с тем, что легче довериться «живому» человеку, у которого есть имя и фамилия, голос, выражение лица, фотографии в профиле соцсети, конкретные дела. А может быть, с тем, что самым надежным способом информирования о работе проекта по-прежнему остается «сарафанное радио», и рекомендация «моя знакомая занимается темой насилия» звучит по-прежнему более достоверно, чем «в Самаре есть специализированный проект». Впрочем, в других случаях именно обезличенное обращение «в проект» дается гораздо проще. Мы с одинаковой готовностью работаем с любой формой запроса. Ведь самое главное – вовремя обратиться за помощью!

 

Какие консультации проекта наиболее востребованы?

В приведенной аналитике мы не учитываем информационные запросы, которых, пожалуй, мы получаем больше прочих. Что такое информационный запрос? Это обращение, которое не предполагает «я-запроса». Это вопрос «в целом»: например, является ли насильственной та или иная ситуация, где получить такую-то помощь, как подать заявление в полицию, как вести себя в опасной ситуации, и так далее. Ответы на большинство таких информационных запросов мы размещаем в общем доступе на нашем сайте и в группах социальных сетей и всегда призываем задавать подобные вопросы консультантам нашего проекта, не оставлять их для себя без ответа и без уверенности, что ответ понятен. Мы верим в то, что знание, действительно, может остановить насилие.

В отличие от информационного запроса, все формы консультирования, описанные в аналитике, предполагают «я-запрос», то есть запрос от первого лица по типу «я нахожусь в ситуации...» и «мне нужна помощь...»

1. Социальное консультирование

Возможно, более привычным названием этой формы консультирования было бы «кризисное консультирование». Но мы не хотим увеличивать внутреннее напряжение наших клиентов, дополнительно утверждая, что они находятся в ситуации кризиса. Напротив, мы хотим подчеркнуть, что социальная среда, в которой мы существуем, на сегодняшний день располагает самыми разными помогающими инструментами. И какие-то – точно пригодятся и смогут помочь. Это и есть основная задача социальной консультации – понять, какие из имеющихся ресурсов и социально-помогающих инструментов пригодны и эффективны в каждой конкретной ситуации. В рамках социального консультирования мы разрабатываем индивидуальный план безопасности и формируем перечень рекомендаций – в том числе, рекомендаций обратиться в конкретные помогающие организации или начать работу с конкретными специалистами и консультантами.

2. Психологическое консультирование

Это индивидуальная работа с психологом-консультантом. Для каждого отдельного случая мы рекомендуем психолога, чей профиль и опыт работы более всего, на наш взгляд, отвечают потребностям обратившегося человека. Психологическое консультирование может проходить как в очной, так и удаленной форме. Частота и количество встреч всегда индивидуальны и зависят от нескольких факторов: степень актуальности проблемы, готовность клиента, оценка целесообразности консультантом и другие. О чем чаще всего клиенты говорят с психологом? Спектр обсуждаемых тем и сложностей обширен. Впрочем, проблемы иррационального страха и чувства вины присутствуют, пожалуй, в большинстве обращений.

3. Юридическое консультирование

Это индивидуальная работа с юристом-консультантом. Она также может проходить и в очной, и в удаленной форме. В нашем опыте чаще всего бывает востребован формат одной личной консультации и продолжения работы в удаленной форме (подготовка документов, уточнения). Однако вновь – каждый индивидуальный случай определяет особенности работы. Какие вопросы клиенты чаще всего задают юристу? В связи с тем, что наиболее частотным запросом остается проблема домашнего насилия, это чаще всего запросы о разводе, разделе имущества, родительских правах. Впрочем, нередко это и вопросы уголовного права – о возможности и перспективах уголовного преследования или, напротив, о возможностях защиты собственных интересов.

 

Опыт обращения в правоохранительные органы 

За помощью обращаются на разных стадиях решения проблемы: кто-то еще не готов даже признать факт насилия, а кто-то уже приложил большие усилия для того, что бы решить проблему. Так и в вопросе правоохранительных органов: кто-то на момент обращения в проект даже не думал о том, что можно задействовать правовые инструменты, а кто-то ищет помощи именно в том, что бы обеспечить их работоспособность.

Нередко в рамках социального консультирования, когда речь идет о различных формах физического или сексуального насилия, а также когда в семье есть дети или общее имущество, мы рекомендуем встречу с юристом, и реакция на это предложение бывает разной. Некоторые клиенты сразу обозначают, что не готовы рассматривать даже возможность обращения в полицию или в суд, а значит, консультация юриста им не нужна. В иных случаях уже после консультации юриста пострадавшие также выбирают не обращаться в правоохранительные органы, несмотря на наличие оснований. Однако в большинстве случаев пострадавшие все же выбирают обращаться в органы, если для этого имеются достаточные основания и / или рекомендации консультанта.

Как обстоят дела у тех, кто обращается? Кто-то по итогам остается приятно удивлен, находя (как правило неожиданное) содействие и получая дополнительные инструменты для решения своей проблемы. Но кто-то, увы, иначе:

«Столкнулась с проблемой безразличия сотрудников полиции при обращении о побоях», 

«Заявление написано трижды. Реакции нет. Что делать?»,

«Местный Следственный комитет почти за два месяца не сделал вообще ничего» и так далее.

В этих случаях клиенту требуются дополнительные инструменты для того, чтобы решить возникшие сложности взаимодействия: здесь слова «заставить работать», увы, звучат нередко.

Проект «Знание остановит гендерное насилие» напоминает: 

  •  консультация юриста ни в коем случае не означает, что после нее вы обязательно должны обратиться в правоохранительные органы. Консультацию юриста – это встреча со специалистом, который на вашей стороне, и который при этом может компетентно оценить риски и возможности. Риски – очень часто не очевидные для самого клиента. Возможности – которые клиент нередко либо недооценивает, либо, напротив, переоценивает. Но, в любом случае, решение получить консультацию того или иного специалиста, а также решение о дальнейших действиях по итогам этой консультации – всегда и в полной мере принимаются клиентом добровольно;
  • обращение в правоохранительные органы ни в коем случае не является «безнадежным» или «бессмысленным»: в большинстве случаев желаемый результат достигается, хотя порой требуются дополнительные усилия для этого;
  • обращаться в правоохранительный органы, если на то есть достаточные основания, обязательно нужно! Почему и зачем – читайте, например, здесь 

 

Насилие и дети

Домашнее насилие, буллинг, преследование, сексуальное насилие, психологическое насилие, в том числе, свидетельствование насилия – все эти и многие другие ситуации насильственных действий, к сожалению, напрямую включают детей. К еще большему сожалению, далеко не всегда взрослые, обращаясь за помощью, реально оценивают степень ущерба, который ситуация насилия наносит ребенку. А что говорить о тех случаях, когда взрослые не обращаются за помощью даже для себя...

Если насилие совершается напрямую в отношение ребенка, как, например, в ситуации буллинга, побоев или сексуального насилия, взрослые чаще реагируют деятельно и – что особенно важно – не пренебрегают психологической помощью для ребенка. Но лишь наименьшая доля взрослых, в истории которых дети присутствуют, но не являются прямыми пострадавшими, уделяют должное внимание помощи ребенку.

Проект «Знание остановит гендерное насилие» напоминает: ситуация насилия касается не только двоих людей, она затрагивает всех, кто попадает в «зону поражения» и, прежде всего, детей. НАСИЛИЕ ВСЕГДА РАЗРУШИТЕЛЬНО ДЛЯ РЕБЕНКА!

Последствия насильственного опыта в детском опыте, даже если речь идет только о свидетельствовании насилия, разнообразны и чрезвычайно серьезны:

  • психологические последствия: психологическое / психическое травмирование, последствия которого могут влиять на всю последующую жизнь ребенка;
  • медицинские последствия: физическое травмирование, заболевания, снижение уровня здоровья;
  • поведенческие последствия: снижение успеваемости и развития, склонность к зависимостям, «рискованное поведение», склонность к суициду и другие;
  • социальные последствия: насилие заучивается ребенком как норма, и это определяет его собственное поведение во взрослой жизни как относительно других, так и относительно себя.

Даже если ребенок – участник ситуации насилия не проявляет заметных для вас «симптомов», обязательно обратитесь за помощью и для него!

Если же поведение ребенка меняется, это однозначная рекомендация ОБЯЗАТЕЛЬНО и без отлагательств обратиться за помощью! Если ребенок в целом или особенно после сцен насилия

  • начинает болеть или недомогает, появляются температура и любые другие симптомы,
  • плачет, проявляет тревожность и страх, хуже спит,
  • наоборот, как будто перестает реагировать на насилие, например, «раньше начинал плакать, а теперь не плачет»,
  • причиняет физический вред самому себе,
  • демонстрирует агрессию по отношению к другим людям или вещам,
  • пытается в той или иной форме «помирить маму и папу» либо пытается «защитить маму» 

или демонстрирует любые другие изменения поведения, пожалуйста, как можно скорее обратитесь за помощью