1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/

 «Я абсолютно безнадежный вариант...»

 

Историю записала Татьяна Пуш, социальный консультант 

 

 

Эта история записана с согласия главной героини, и, больше того, во многом с её подачи. 

«Давайте сразу уточним: я выросла в доброжелательной семье, меня не били и не унижали, родители бережно относились друг к другу. Я не хватала звезд с неба, никогда не мечтала о блестящей карьере, осознанно выбрала профессию педагога и была уверена, что впереди меня ждет обычная биография: семья, дети, любимая работа. Мой будущий муж во времена конфетно-букетного периода совершенно не казался мне монстром, напротив, он был романтичен, дарил цветы, придумывал необычные презенты, превращал свидания в маленький и неожиданный праздник, и любил повторять: «Твоя задача – быть счастливой для меня. Все остальное я решу сам».

Были ли тревожные звоночки? Сейчас я понимаю, что да. Так, например, он очень любил рассказывать анекдоты про классическую училку МарьИванну, хотя я говорила, что меня это задевает и унижает. Но он всегда уверял, что если у меня и есть недостаток, то это полное отсутствие чувства юмора, и я научилась «держать лицо» в такие моменты. Еще помню был эпизод, когда мы шли по городу, и за нами увязалась дворовая собака. И вдруг неожиданно мой будущий муж развернулся и пнул ее с криками: «Пошла вон, тварь». Я была в шоке и даже разрыдалась, он стал успокаивать меня, говорить, что испугался, что собака может напасть «на его девочку», сделал вид, что очень расстроился. И я постаралась забыть этот эпизод.

Предложение выйти замуж я получила, разумеется, весьма романтичным образом. В одном из лучших ресторанов города, где он снял банкетный зал, саксофонист играл для нас приятные мелодии, и мой будущий муж встал на одно колено и протянул мне кольцо со словами: «Позволь мне посвятить каждый день моей жизни тому, чтобы сделать тебя счастливой». Я заплакала и сказала: «Да».

Правда, перед свадьбой произошел еще одни некрасивый эпизод, когда в ответ на мой простой вопрос жених вдруг начала кричать на меня, обвинять в том, что я не могу ничего решить самостоятельно, что я, очевидно, глупа и тупа, и совершенно не понятно, как мне в принципе доверили учить детей. Потом хлопнул дверью и ушел. Я до утра просидела в прострации, пытаясь понять, что делать дальше. Отменять свадьбу? Звонить родственникам и друзьям? Сдавать платье в магазин? Но утром мой жених появился с цветами и подарком, просил прощения, говорил, что сам не понимает, что на него нашло. И простила, решив, что новобрачные, действительно же, очень нервничают перед событием.

Как только я забеременела, муж настоял на том, чтобы я ушла с работы. Честно говоря, я собиралась подождать до декрета, но, с другой стороны, его аргументы казались мне очень разумными: работа учителя нервная, а дети бегают и могу случайно нанести мне травму. Кстати, деньги которые я получила при увольнении, пусть сумма и была небольшая, как-то ненавязчиво оказались у мужа, и мне не казалось, что это неправильно. Тем более, он отвечал за покупки всего необходимого для появления малыша и так далее, и я ему была за это благодарна.

Отношения начали портиться еще во время беременности. Помню как-то он назвал меня пузатой курицей, было даже не обидно, я просто недоумевала: как курица может быть пузатой? Перестал выходить со мной гулять, начал срываться и кричать, что я слишком медлительна, что другие женщины во время беременности хорошеют, а я только толстею и дурнею, что плохая хозяйка. Положение усугубилось тем, что на последних месяцах беременности у меня начался токсикоз, и мне было трудно готовить еду и содержать дом в чистоте. Врачи настояли на госпитализации. Муж пришел в больницу, и мне казалось, что он искренне раскаивался в своем поведении. Приносил мне фрукты, какие-то приятные мелочи, говорил, что очень переживает: справится ли он с ролью отца, а главное, сможет ли обеспечивать достойно нас троих. И по этой причине срывается. Я верила ему. Мне хотелось верить.

После родов я окончательно лишилась денег. Просто каждый день я составляла список всего необходимого, а муж это покупал. Сначала мне казалось, что именно из-за этих списков мы и ссоримся: я упрямо не могла записать все нужное, и потом была вынуждена либо звонить мужу и отвлекать его от дел, либо утром выяснялось, что у меня нет чего-то важного. Муж сердился, кричал, что я тупая курица, дура и никчемный человек, который не может справиться с простейшими вещами. Я очень старалась. Еще он жаловался на то, что я не могу сбросить вес, что я стала ограниченной, со мной скучно, и не о чем поговорить. Я очень старалась. Честно. Быть хорошей мамой и женой, худеть (ничего не получалось), что-то успевать читать или смотреть. Но лучше не становилось.

Впервые он избил меня в тот день, когда я предложила купить ребенку пюре в баночках: я просто физически не успевала выполнять все требования мужа и еще готовить ему сложные блюда и то, что необходимо для малыша. Я помню, как лежала сжавшись в комок на полу кухни, а этот огромный человек бил меня ногами. Всю ночь я провела сидя на полу уже детской. Я не могла осознавать, что это произошло со мной, мне было стыдно, очень стыдно, потому что так не бывает с нормальными, хорошими людьми, мне было страшно. Страшно остаться и страшно уйти с ребенком на руках. Днем мне принесли шикарный букет цветов от мужа и записку с извинениями. Вечером он пришел с вином и вкусными вещами и умолял меня простить его. После этого мы даже съездили все втроем на море – единственный раз, когда мы отдыхали всей семьей. После этого супруг проводил отпуск без нас, ссылаясь на то, что заслужил эти поездки как единственный кормилец, а мы только будем ему мешать, и он не сможет набраться сил.

Ладно, всем понятно, что первый раз не стал последним. Я уже даже не знаю, сколько было этих раз. Дважды я уходила от мужа, мне помогала подруга. Оба раза быстро возвращалась, ибо было понятно, что мы с ребенком без него не выживем. Сложно бежать без денег, жилья и каких-либо планов, что делать дальше. Подруга махнула на меня рукой и сказала, чтобы я больше ее не беспокоила по поводу «своих домашних драм». Впрочем, я и сама на себя махнула рукой, я решила, что я виновата в том, что даже уйти толком не могу от этого мужчины, что я, действительно, никчемное создание, которому грош цена. И потом в нашей жизни были и хорошие эпизоды, и я старалась думать об этом. 

Знали ли окружающие, что происходит? Я думаю, что как минимум врачи, к которым я обращалась регулярно, догадывались, что это не «упала с лестницы», «стукнулась о дверку», «свалилась, катаясь с ребенком на коньках». Думаю, догадывались мамы, с которыми мы гуляли во дворе. Соседи. Но это же семейное дело.

Почему я через столько лет рискнула обратиться за помощью? Совпали две вещи. Я прочитала в Интернете статью о том, что инвалидам в нашей стране положен один памперс в день. И отчетливо поняла, что рано или поздно муж меня покалечит, и я буду лежать в луже собственной мочи в этом самом памперсе. А еще мне на глаза попался текст о том, что есть проект, который готов помогать женщинам подобным мне.

Обратилась к консультанту я феерично: так и так, мол, я абсолютно безнадежный вариант, у меня нет работы, денег, жилья, перспектив, есть ребенок, делайте что хотите. И, если честно, быстро поняла, что не собираюсь воплощать в жизнь ни одну из идей консультанта. Как это, завести личную банковскую карту? Муж же узнает и убьет меня. Как это, не узнает? Как это, купить личный телефон? Какое преподавание? Каждая идея вызывала у меня панику, просто жуткую панику, и я для себя решила, что консультант просто тупая дура, которая не понимает, в какой ситуации я живу, что со мной происходит, и так далее. Но, с другой стороны, консультант была единственным человеком, с которым я могла говорить на эти темы, и это перевешивало мое раздражение. И когда мне предложили найти человека-поддержку в моем городе, то, конечно, ничего кроме раздражения я не испытала. Как? От меня отказалась даже лучшая подруга! О чем тут вообще можно говорить? И психолог мне, да, нужен, хотя, конечно, нет, не нужен, я подумаю, я потом. Короче, подозреваю, что я была еще тем клиентом.

Но самое интересное, что поддержка нашлась – та девочка из Фейсбука, благодаря которой пост о проекте «Знание остановит гендерное насилие» всплыл в моей ленте. Так у меня появился первый реальный друг.

Сейчас я уже почти со смехом вспоминаю, как, например, заводила свою личную банковскую карту (у меня была жуткая паника, и несколько дней я тряслась от страха, что муж все же узнает), как давала первые бесплатные уроки по скайпу, и как на эту карту пришли первые деньги за уроки, как я купила свой первый, самый дешевый личный телефон, и снова был приступ паники с страха.

Согласно плану я копила деньги, и мы придумывали пути отхода. Я договорилась с мамой одноклассницы моего ребенка, что за небольшую сумму буду забирать из школы и ее дочь. Потом к нам присоединился еще один мальчик. Больше всего я боялась, что муж как-то узнает о моих подработках. К счастью, я спокойно могла вести уроки по скайпу - супруг считал, что я слишком тупа для того, чтобы использовать Интернет для чего-то большего, чем "сидение на бабских форумах и поиск рецептов". И при этом я все равно была уверена, что никуда не уйду. Не справлюсь. Не выдюжу.

Я сбежала после того, как он избил меня в очередной раз. За два дня нашла и сняла жилье на окраине города, забрала из школы документы ребенка, побросала самые нужные вещи и сбежала. Конечно, он меня нашел. Попросил вернуться. Потом пообещал, что мы сдохнем с голоду и приползем сами.

Я осознаю, что значительно ухудшила жилищные и материальные условия ребенка. Что пришлось менять школу. Что история не закончена. Кроме уроков по скайпу я еще устроилась в салон красоты – убираться там два раза в день. И да, это не то, о чем я мечтала. Пока я боюсь подавать на развод и алименты. Я знаю, что эти вопросы нужно решать, но я боюсь и тяну время. Зато мы нашли хорошего психолога для ребенка и стало понятно, что годы жизни в насилии не прошли бесследно. Да, я знаю, что мне тоже нужен специалист, но до этого пока не доходят руки. Да, у меня куча проблем со здоровьем, падает зрение, это уже несколько лет, спасибо бывшему мужу. И меня накрывают приступы дикого страха, и я рыдаю по ночам.

Но я знаю, что не страшно завести свою банковскую карту, купить личный телефон, что за мою работу мне платят (хотя я еще не научилась просить за нее достойную цену). Я знаю, что муж – не всевидящее око, а я не полное ничтожество. И я убеждена, что впереди еще полно сложного, но есть шанс не закончить жизнь калекой в памперсе. И что у меня есть люди, которые мне помогут, если будет край.

И, слушай, ты если всё это будешь писать, то ты же поставишь этот ваш хэштег #обратисьзапомощью? Считай, что я тебя попросила».