1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/

Вопрос второй. Сама виновата?

Саша: Виктимшейминг (виктимблейминг) или «сама виновата, что надела короткую юбку». Почему некоторые обвиняют жертву в том, что он(а) подвергся(лась) насилию? Какова мотивация шеймеров, есть ли их поведению какое-то разумное обоснование?

Настя: Явление виктимблеминга также имеет социальную, культурную природу: это примерно тот же сценарий распространения, что и с поговорками по типу «бьёт значит любит». То есть «сама виновата» это ещё один пример культурного насилия, и стратегия обвинения жертвы чрезвычайно распространена. Почти каждый наш клиент рассказывает о том, как самые близких люди – родители, родственники, друзья, коллеги реагируют на их личную драму репликами «такого просто не может быть, ты всё придумал(а)», «ты сам(а) дал(а) основания/спровоцировал(а)», «это твоя вина».

Почему, в целом, люди выбирают обвинять жертву? Это классическая защитная реакция психики. Перекладывая ответственность на жертву, обвиняющий защищается от собственного страха и от ощущения собственной уязвимости. Ведь если допустить, что произошедшее насилие – реально, и что в случившемся, действительно, ничем не был виноват пострадавший человек, то получается, что никто не может быть в полной безопасности, никто не «застрахован» от насилия. Получается, что насилие может случиться даже с теми, кто «всё делал правильно»: одевался правильно, говорил правильно, не давал повода.

На самом деле, всё, действительно, именно так: нет никакой «прививки от насилия», нет никакого универсального рецепта «делай вот так, и с тобой такого не случится». И для большинства эта реальность невыносима. Принять, что это может случиться с каждым, и в том числе, со мной, даже если я всё сделаю правильно, слишком страшно, поэтому люди выбирают самое доступное, самое простое – убедить себя, что пострадавший всё придумал, и что вся проблема в нём самом.

Кроме того, реакция обвинения жертвы может встречаться, если в личной биографии обвиняющего есть какой-то неприятный, болезненный опыт, о котором напоминает ситуация насилия, и это напоминание также невыносимо тяжело, и это тоже провоцирует агрессивную защитную реакцию. Например, сам человек имеет опыт совершения насилия или переживал насилие в свой адрес, испытывает стыд за какой-то свой выбор или был травмирован, и травма не получила должной проработки. И не имея возможности справиться с этим своим стыдом или болью, человек снова выбирает самое простое – обвиняет жертву.

Но почему обвинять жертву – неправильно? Ведь, казалось бы, человек, действительно, может провоцировать, может вести себя вызывающе. Ответ здесь очень прост: применить насилие это всегда выбор того, кто его совершает. Не существует никаких ситуаций «он / он(а) не оставил(а) мне другого выбора». Выбор есть всегда. Наши коллеги, которые работают с авторами насильственного поведения, иллюстрируют это простым примером. Когда клиент говорит, например, «она сама меня выводила, я не мог себя контролировать», специалист задает ему уточняющие вопросы. А выводит ли вас кто-то ещё? «Конечно», отвечает клиент, «бывает, что на работе доводят, или на дороге другие водители, или люди в магазине». И вы бьёте каждого из них? «Ну разумеется, нет», возмущается клиент. А в чём же тогда разница, что вы не бьёте начальника, но бьёте ребёнка или жену? И вот здесь наступает понимание просто факта: человек по-разному совершает выборы. В одном случае что-то сдерживает его: например, нельзя ударить начальника, ведь от него зависит моя работа. Или нельзя бить человека на улице, ведь могут вызвать полицию. А того, кто зависим, кто не опасен, кто слабее – вполне можно и ударить. Ведь он/она сам напросился.

И здесь же кроется ответ на вопрос, почему, собственно, жертва не может быть виновата в насилии: потому что никто не может и не должен отвечать за выбор другого человека. За свой выбор отвечает только тот, кто его совершает. Есть огромнейшее количество примеров, где пострадавший не провоцировал, не доводил, не привлекал внимание, но всё равно стал жертвой насилия. Выбор применить насилие не зависит от того, как ведёт себя жертва. Этот выбор зависит преимущественно от системы ценностей агрессора.

Что же делать, чтобы виктимблейминга стало меньше? Прежде всего, информировать, просвещать. Озвучивать подсознательные страхи людей и давать им знания и навыки о том, как справляться ненасильственными способами. Виктимблейминг сам по себе это ещё одна разновидность насилия, в данном случае, психологического. И эта форма насилия глубоко травматична и опасна.