1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/

Вопрос шестой. Зачем нужна декриминализация?

Саша: Декриминализация домашнего насилия. Почему законодателям это выгодно, и есть ли уже у вступившего в силу законопроекта видимые последствия?

Настя: Саша, я не возьмусь рассуждать о предполагаемых и возможных выгодах для законодателей, потому что, прежде всего, я недостаточно осведомлена в политике.

Собственным опытом я могу сказать, что, в целом, процессы криминализации и декриминализации являются естественными и неотъемлемыми процессами, сопровождающими развитие любого общества. С изменением ценностей, с изменением представлений о правах и свободах какие-то явления, ранее не считавшиеся правонарушениями, начинают классифицироваться таковыми, и для них появляются отдельные регулирующие законы – это криминализация. А какие-то, наоборот, из категории криминальных преступлений переводятся, например, в категорию административных правонарушений (то есть ответственность за них упрощается) или вовсе выводятся из категории правонарушений и начинают считаться правомерными – это декриминализация.

В современной России мы наблюдали ситуацию, когда ответственность за такое правонарушение как побои была упрощена: при первом привлечении за побои человек теперь получает только административную ответственность, чаще всего это штраф. При наличии отягчающих обстоятельств или при повторном совершении применяется уголовная ответственность (лишение свободы). На практике побои чаще всего имеют место в ситуации домашнего насилия, и основные официальные аргументы, почему законодатели смягчили меру наказания, лежит именно в этой плоскости. В общих словах, декриминализация подкрепляется аргументом «если человек один раз ошибся, то он должен иметь возможность исправиться, а не сразу получить клеймо преступника». То есть декриминализация рассматривается, в том числе, как дополнительная поддержка института семьи – чтобы браки не сразу распадались, чтобы человек не сразу получал судимость по уголовной статье, что имеет последствия на всю жизнь, причем даже для его детей, и подобное. Казалось бы, вполне гуманно. Но, увы, абсолютно оторвано от российских реалий.

С другой стороны, здесь есть ещё один, скажем так, менее официальный аргумент: хорошо известно, что очень часто заявления в полицию о побоях в семье сами же пострадавшие быстро забирают, отказываются от своих показаний, чем усложняют делопроизводство. Условно, полиция не хочет работать по домашним побоям, потому что все равно пострадавшая на утро забирает заявление. Но и это, увы, искажение действительности.

Почему декриминализация не может помочь сохранению семьи? Насилие травмирует и вызывает «привыкание». В абсолютном большинстве случаев история домашнего насилия не заканчивается и даже не начинается первыми побоями. Чаще всего, побоям предшествуют годы психологического, экономического, мелкого физического насилия. А если ситуация насилия в семье не только не отработана, но и закреплена в течение длительного времени и в контексте общей культурной поддержки, то надеяться на аргумент «он одумается после первого раза» нет никаких оснований. Агрессор выучивает, что использовать насилие можно и эффективно. Жертва выучивает, что она бессильна, а насилие – норма. Дети, выросшие в семье с насилием, выучивают, что это и есть нормальное состояние семьи. Государственная система же, увы, не предполагает никаких инструментов коррекции этой ситуации: у нас нет охранных ордеров, которые могли бы сдерживать агрессора, нет терапии для авторов насилия, даже элементарных кризисных центров для женщин и компетентных специалистов по проблеме насилия – острейший дефицит. Так может ли ситуация насилия нормализоваться в семье сама собой после первых побоев? В абсолютном большинстве случаев нет. И если пострадавший под давлением окружающих и культуры, под давлением выученного чувства бессилия и осознания своей социальной уязвимости, забирает заявление о побоях, значит ли это, что ему не нужен закон об уголовном наказании за побои? Однозначно нет.

О конкретных юридических последствиях декриминализации побоев лично мне рассуждать сложно, так как я не специалист юридического профиля. Но я могу точно сказать, что декриминализация и особенно множество последовавших за ней спекуляций о том, что мол бить теперь можно, и за побои нет никакой ответственности (что, как мы обсудили выше, неправда), очень сильно усугубили степень социальной уязвимости и незащищенности граждан и, прежде всего, женщин. Очень сильно усугубили и без того низкий уровень доверия правоохранительным органам и, в целом, правовым инструментам защиты своих прав. Очень сильно усугубили выученную беспомощность в масштабах нации. То есть стали ещё одним инструментом поддержки насилия.

В моем опыте работы после декриминализации побоев буквально 2-3 из наших клиенток довели дело о побоях до суда и этот суд выиграли. И в каждом случае это отнюдь не был первый эпизод побоев в её опыте. Например, клиентка Ольга нашла в себе достаточно сил, знаний, опыта и (важно) поддержки сопровождающих её специалистов нашего проекта только спустя годы жизни в ситуации домашнего насилия, только после того, как она развелась и смогла начать самостоятельную жизнь, и только через год после начала самостоятельной жизни, когда удалось более или менее поправить психологическое состояние и нормализовать быт.